«Франкофония»: в поисках компромисса

Автор: Наталья Тимонина

Всегда отрадно, когда в конкурсную программу громких фестивалей попадают фильмы наших режиссеров. В прошлом году в Венеции в основной конкурс вошла работа Александра Сокурова «Франкофония», которую критики тут же обласкали и стали пророчить ей победу. Лента в главной программе ничего не получила, но была удостоена других наград, а именно: премии фонда Миммо Ротелла и премии Федерации европейских и средиземноморских кинокритиков за лучший евро-средиземноморский фильм. Однако несмотря на то, что в режиссерском кресле был Сокуров, лента представляла не Россию, а творческий союз Франции, Германии и Нидерландов. По этому поводу было несколько «едких» замечаний в отечественных СМИ. Но, на мой взгляд, работа над международным проектом – это некий личный рост в профессиональном плане. Поэтому абсолютно не важно, какую страну представляла «Франкофония».
http://mosmaps.com/wp-content/uploads/2015/09/56fc91c8b0e4e8f6e08048a401b14319.jpg

Сокуров со съемочной группой «Франкофонии» на 72-м МКФ в Венеции. Источник: interfax.ru

В Петербурге картина была впервые показана на МКФ документального и короткометражного кино «Послание к человеку». Ей выпала честь закрыть этот фестиваль. И лучше фильма для столь торжественного момента не найти. Это гениальная работа гениального режиссера. Сказать, что это документальное кино, признаюсь, не могу. Эта картина соединила как элементы игрового жанра, так и документального. Действия разворачиваются как в прошлом, в 1940-м году, так и в настоящее время. Фильм начинается с переговоров героя Сокурова, который выступает рассказчиком, с капитаном судна, везущего ценные музейные экспонаты и попавшего в сильный шторм. События 1940-го года рассказывают о «Лувре» в период оккупации Франции. Основными героями этой сюжетной линии являются немецкий генерал, граф Франц Вольф-Меттерних, и директор «Лувра», Жак Жожар. Первый, согласно приказу нацистского правительства, должен установить контроль над коллекцией «Лувра», а после – доставить в Берлин. Задача второго  не допустить этого. Жак Жожар спокоен и методичен. Он не противится врагу, прекрасно понимая, что в открытом сопротивлении нет смысла. Поэтому директор музея постепенно располагает немецкого графа к себе, и это спасает великую коллекцию – Вольф-Меттерних оттягивает время, придумывая различные поводы, чтобы не вывозить экспонаты из тех мест, где она спрятана на время войны. Эта тонкая дипломатичная игра вызывает восхищение и уважение. И не только к Жожару, но и в какой-то степени к Вольфу-Меттерниху.
http://ruskino.ru.ruskino.xyz/film/17433/kadr/65027.jpg

Кадр из фильма «Франкофония»

«Франкофония» коснулась не только оккупационный период  Второй Мировой. Она прошлась по истории «Лувра» от эпохи Возрождения до Наполеона. Сокуров искусно ввел в ленту образы Бонапарта, словно пытающегося донести до оккупантов мысль о том, что войной нельзя ничего решить, мол, посмотрите на меня. Бесчисленное множество  произведений искусства  было расхищено и уничтожено солдатами самого Наполеона.   Весьма кстати и призрак Марианны, символа Французской республики, с безумием восклицающего: «Свобода, равенство, братство!». Все это отражает настрой французского народа в тот период, вынужденного усмирить на время свой пыл ради главной победы.
http://silverscreen.in/wp-content/uploads/2015/10/Francofonia.jpg

Кадр из фильма «Франкофония»

Нашлось в этой ленте и место блокадному Ленинграду. И от этого видеоряда мурашки бегут по коже: там, в оккупационном Париже, пытаются спасти картины и прочее художественное наследие человечества, а здесь, в холодном и голодном Петрограде, борются за человеческую жизнь. Эти кадры словно напоминание (а, может быть, даже укор) о том, какой ценой «Эрмитаж» избежал участи «Лувра». На протяжении всего фильма Сокуров-рассказчик задает множество вопросов о прошлом и будущем. Он в буквальном смысле сажает за парту Жожара и Вольфа-Меттерниха, показывая им будущее, которое их ждет. Сам шторм, в который попадает судно с экспонатами, – это словно голос из того страшного времени, когда люди пытались спасти не только свою жизнь, но и свое наследие. Несмотря ни на что, они пытались сохранить то прекрасное, что создал человек, вопреки тем разрушениям, которые он теперь приносил. А что важнее: след человека в истории или же он сам? Что нужно спасти – экипаж судна или его груз? Сотрудников музея или его экспонаты? Компромисс – пожалуй, основное слово, описывающее всю суть «Франкофонии». Во всем нужно искать его? Дипломатия – ключ ко всему? Всегда ли это возможно? Ответы на эти вопросы вы получите, посмотрев очередной шедевр Сокурова, «Франкофония». Уже в кино.