Рецензия на фильм «На пределе»: пять шоков от Фатиха Акима

Немецкий режиссер турецкого происхождения, Фатих Акин, в своей картине «На пределе» сумел объединить две весьма актуальные темы — ксенофобию и терроризм. Лента боролась за «Пальмовую ветвь» на 70-м Каннском МКФ, где в итоге исполнительница главной роли, Дайан Крюгер, была названа лучшей актрисой. Также лента получила премию «Золотой глобус» как лучший фильм на иностранном языке.

Процент мигрантов из Турции в Германии достаточно высок, и когда в стране прокатилась волна терактов, направленных против турецких приезжих, режиссер воспринял эту трагедию как собственную и написал сценарий на эту тему.

Фатих Акин, режиссер и автор сценария: «Несколько долгих лет понадобилось немецким правоохранительным органам для того, чтобы раскрыть десять убийств, совершенных из ненависти на почве расизма в период между 2000 и 2006 годами в разных городах Германии. У меня турецкие корни, и каждый раз у меня было ощущение, что все это касается меня лично, что я тоже мог оказаться жертвой».

https://nas.dcp24.ru/release/screenshots/9478/16494.jpg

Фото со съемок фильма «На пределе»

Сюжет драмы «На пределе» построен вокруг «смешанной» пары: чистокровная немка Катя выходит замуж за турка Нури. Она не просто становится супругой человека другой национальности и веры, а того, кто отбывает срок в тюрьме за сбыт наркотиков. Для семьи героини — это позор. Но ничто не мешает героям строить счастье. Выйдя на свободу, Нури открывает небольшое дело — он помогает мигрантам адаптироваться в Германии. С криминальным прошлым покончено. Теперь Нури — добропорядочный гражданин, верный муж и любящий отец. Но все же гармония между немкой и турком не дает покоя неонацистам, которые подкладывают бомбу в офис Нури. В одночасье счастливый мир Кати разрывается на мелкие частицы.

Ленту можно условно разделить на три части: прошлое, в котором Катя — счастливая жена и мать, настоящее, где героиня пытается восстановить справедливость и понять за что, так поступили с ее семьей, и призрачное будущее — существование после теракта, наполненное туманом и горькими воспоминаниями о той жизни, которая была и могла бы быть.

https://nas.dcp24.ru/release/screenshots/9478/16497.jpg

Кадр из фильма «На пределе»

«На пределе» целиком и полностью построен на контрасте. С первых минут камера вводит, давайте честно признаемся, в легкий шок от свадьбы маленькой, красивой, хрупкой голубоглазой блондинки истинно арийской внешности и огромного, бородатого, откровенно не симпатичного турка, похожего на гориллу. К тому же бракосочетание происходит в гамбургской тюрьме, где у влюбленных вместо настоящих колец — татуировки на безымянных пальцах. Про такие пары обычно говорят: «И что она в нем нашла?». Стереотип на лицо. Шок первый.

Далее следуют кадры обычного дня из жизни простых людей — работа, встреча с друзьями, поход в спа, бар или еще куда. Ничего не обычного, кроме завершения этого самого дня. Когда Катя подъезжает к офису мужа, где она несколько часов назад оставила сына и супруга, мы видим полицию, скорую, лица испуганных людей и понимаем, что что-то произошло. Вместе с Катей мы пробираемся сквозь толпу зевак и вместе с ней же впадаем в отчаяние, понимая, какая трагедия случилась. Шок второй. Благодаря невероятной игре Дайаны Крюгер и мастерской работе оператора Райнера Клаусманна, мы словно вселяемся в героиню и испытваем изнутри всю ее боль, горе и отчаяние. Режиссер намеренно выбрал актрису с настоящей арийской внешностью. Для Крюгер же эта роль стала первой большой ролью на родном языке и в родной стране.

https://nas.dcp24.ru/release/screenshots/9478/16496.jpg

Кадр из фильма «На пределе»

Далее следует судебный процесс, и начинается то самое страшное настоящее в поисках правосудия. В ходе расследования полиция задерживает подозреваемых — молодую супружескую пару арийской внешности, принадлежащих к группировке неонацистов. За весь процесс обвиняемые не проронят практически ни слова, но все их чувства мы поймем и так. Нам вновь придется пережить трагедию, только теперь не от лица Кати, а как ее муж и сын. Судмедэксперты детально расскажут, что чувствовал маленький мальчик, когда умирал, ведь погиб он не только от взрыва, а от «начинки» бомбы — гвоздей и прочих опасных предметов. Режиссер не смакует этими жестокими деталями, а просто показываем нам, что чувствуют жертвы подобных трагедий. Одно дело, когда ты слышишь фразу «погиб в результате теракта» и совершенно другое, когда ты знаешь, как именно умирает человек в этот момент — шок третий.

Суд длится несколько дней, и все это время мы видим крупные планы героини, ее глаза, полные невероятной боли и огромного непонимания того, за что ее семье причинили столько горя. Также создатели ленты изображают недееспособность немецкой системы. Фатих Акин словно пытается показать на чьей стороне может оказаться закон, и не всегда правда побеждает. В ходе заседаний защитники обвиняемых сумеют посеять в нас то самое «разумное сомнение»: что если преступление совершил кто-то другой и за решеткой могут оказаться невиновные? Мы видим неподдельный страх в глазах героев. Но чего именно они боятся: оказаться в тюрьме или быть признанными виновными за то, чего не совершали?

https://nas.dcp24.ru/release/screenshots/9478/16498.jpg

Кадр из фильма «На пределе»

Шок четвертый — вердикт. Если до этого в фильме практически не было никакой динамики, то теперь драма начинает набирать обороты и превращается в настоящий триллер с погонями и ожидаемой и в то же время необычной развязкой. Финал картины — банален и предсказуем, с одной стороны, но с другой — с мощным, невероятно эмоциональным исходом. Это, пожалуй, самый противоречивый момент в фильме. Вроде бы итог логичен, и мы, наконец, получаем ту справедливость, которую жаждали с момента взрыва. Но если посмотреть на это по-другому: в результате всех этих событий грани между добром и злом у главной героини стираются настолько, что она уже не понимает, что становится такой же преступницей, ослепленной местью. Шок пятый.

Интересно, что в каждой стране название ленты было интерпретировано по-своему: в оригинале «Aus dem Nichts» означает «Из ниоткуда», английский вариант — «In the Fade» — можно перевести как «Угасая», «Умирая», т. к. fade — это «угасание», «выцветание», «вымирание». Это название, наоборот, сводит на нет всю драму, остроту и отчаяние, которыми наполнен фильм. Но зато смещает акцент на чувства и переживания героини. Немецкий вариант все же не совсем точно передает суть картины, поэтому русское «На пределе» попадает в самую точку. Эмоции Кати — на пределе, ее поступки и мысли — также. Она достигла «предела» во всем. Ее последнее решение — как ей кажется, единственно верное и другого быть не может. Отчаяние с решимостью и страхом, блестящая игра Крюгер, и та самая пресловутая одержимость правосудием накаляют финал картины до предела.

https://nas.dcp24.ru/release/screenshots/9478/16499.jpg

Кадр из фильма «На пределе»

Мощная, эмоциональная, но не слезливая драма с элементами психологического триллера, хорошо написанный сценарий, раскрывающий сюжет и персонажей полностью и с разных сторон, а также затрагивающий множество больных и актуальных вопросов, сильный актерский состав, «пронзительная» операторская работа и признанный мастер в режиссерском кресле — вот она формула успеха картины Фатиха Акина, «На пределе». К просмотру обязательна.

В кино — с 22 февраля 2018 г., 18+

Текст: Наталья Тимонина